Очаровывающая - Книга 1 белла глава Обрученные

Очаровывающая

Было так много всего над чем стоило подумать.

Как мне улучить возможность разыскать Джей Дженкса, и почему Элис хотела, чтобы я о нем узнала? Если подсказка Элис не имела отношения к Ренесми, то, что я могу сделать, чтобы спасти свою дочь? Как мы с Эдвардом будем объясняться с семьей Тани утром? Что если они отреагируют также, как Ирина? Что если это обернется схваткой?

Я не знала, как сражаться. Как я могу этому научиться всего за месяц? Есть ли хоть один шанс, что я научусь достаточно быстро, для того чтобы представлять угрозу хоть кому-то из Волтури? Или я обречена на то, что бы остаться абсолютно бесполезной? Просто еще один легко устранимый новообращенный?

Мне нужно было узнать так много ответов, но я не имела возможности задать ни одного вопроса.

Желая, чтобы около Ренесми была нормальная обстановка, я настояла на том, чтобы забрать ее домой, в наш домик, хотя бы в то время, когда она спит. Джейкобу сейчас было комфортнее в облике волка, ситуация легче им переживалась, когда он был готов к битве. Хотела бы я чувствовать то же самое, чувствовать, что я готова. Сейчас он снова убежал на патруль в лес.

Когда Ренесми крепко спала, я положила ее в кроватку и направилась в комнату напротив, что задать свои вопросы Эдварду. В любом случае, был только один вопрос, который я смогу спросить; самым трудным для меня была мысль, что мне приходится от него что-то скрывать, даже с учетом безмолвности для него моих мыслей.

Он стоял спиной ко мне и смотрел на огонь.

- Эдвард, я…

Он развернулся и оказался на другом конце комнаты с такой скоростью, будто бы ему вообще не потребовалось время для этого, даже сотой доли секунды. Я только успела осознать свирепое выражение его лица, как его губы тут же обрушились на мои, а руки заковали меня в объятия подобно стальным канатам.

Всю оставшуюся ночь я уже не могла думать о своих вопросах. Мне не понадобилось много времени, чтобы понять причину его настроения, и еще меньше времени, чтобы почувствовать себя также.

Я думала, что мне понадобятся года прежде чем я научусь каким-то образом контролировать всепоглощающее физическое влечение, которое я к нему испытывала. А потом у меня были бы века, чтобы наслаждаться этим. Если же у нас есть всего месяц, чтобы быть вместе…что ж, я не знаю, как сопротивляться данному раскладу. В этот момент, я думала только о себе. Все, что я хотела, это любить его столько времени, сколько мне было отпущено.

Тяжело было отпускать его, когда взошло солнце, но у нас была своя работа, работа, которую была гораздо сложнее, чем все поиски, что вели члены нашей семьи. Как только я начинала думать о грядущем, я сразу же почувствовала напряжение, казалось, что все мои нервы растянули на распорках и они становятся все тоньше и тоньше.

- Как бы я хотел, чтобы был способ узнать необходимую нам информацию от Элеазара до того, как мы расскажем ему про Несси, так, на всякий случай - пробормотал Эдвард, пока мы торопливо одевались в огромной гардеробной, которая напоминала об Элис гораздо больше, чем мне бы того хотелось.

- Да, но он не поймет, на какой вопрос он должен дать ответ, - согласилась я – Думаешь, они нас выслушают?

- Я не знаю.

Я взяла все еще спящую Ренесми из кроватки и прижала ее к себе настолько, что ее кудряшки касались моего лица; ее сладкий запах, который был так близко, полностью перекрыл все остальные.

Сегодня я не могла потратить ни секунды. Мне было нужно получить так много ответов, а я не была уверена, что у нас с Эдвардом еще будет возможность побыть наедине. Если вся затея с семьей Тани удастся, то надолго у нас появиться компания.

- Эдвард, ты научишь меня драться? – спросила я, опасаясь его реакции, пока он придерживал для меня дверь.

Все было именно так, как я ожидала. Он застыл, а потом многозначительно стал меня рассматривать, будто видел в первый или последний раз. Его глаза задержались на нашей дочери, спящей на моих руках.

- Если все обернется битвой, то мало кто из нас сможет, что-то сделать, - ответил он уклончиво.

- И ты позволишь остаться мне без возможности защититься? – мой голос оставался ровным.

Он судорожно сглотнул, дверь задрожала, протестующе скрепя, когда он сжал руку. Потом он кивнул.

- Что ж, если ты так ставишь вопрос…То думаю, что следует заняться этим как можно скорее.

Я кивнула, и мы направились в сторону большого дома. Мы не спешили.

Я гадала, что можно было мне сделать, чтобы появилась хоть какая-нибудь надежда на иной исход. Меня можно было назвать особенной по-своему, если наличие непробиваемых мозгов можно счесть особенным. Могла ли я применить этот дар хоть в чем-нибудь?

- Какое их основное преимущество? У них есть уязвимые места?

Эдварду не надо было спрашивать, чтобы понять, что я говорю о Волтури.

- Алек и Джейн их основные нападающие, - сказал он так равнодушно, будто мы обсуждали баскетбольную команду, - их защитникам редко приходится переходить к активным действиям.

- Потому что Джейн может сжечь тебя на месте, мысленно, по крайней мере. А что делает Алек? Ты как-то говорил, что он даже опаснее, чем Джейн?

- Да. Он в своем роде противоположность Джейн. Она заставляет тебя чувствовать невообразимую боль. Алек же не дает тебе почувствовать вообще ничего. Иногда, когда Волтури настроены милостиво, они просят Алека быть своеобразным анестетиком для того, кого они приговорили. В том случае, если он сдался или разжалобил их каким-то другим способом.

- Анестетик? Но как он может быть более опасен, чем Джейн?

- Потому что он вырубает все твои чувства. Нет боли, но нет так же зрения, обоняния, слуха. Абсолютная бесчувственность. Ты будешь совершенно один в темноте. Даже не сможешь почувствовать, как они тебя сожгут.

Я вздрогнула. Неужто это самое лучшее, на что мы могли надеяться? Не увидеть и не почувствовать смерти, когда она придет.

- Именно это делает его настолько же опасным, как и Джейн, - продолжил Эдвард таким же отсутствующим голосом, - потому что они оба могут вывести тебя из строя, сделать беспомощной мишенью. Разница между ними такая же, как между мной и Аро. Аро слышит мысли только одного человека в одно время. Джейн может поражать только тот объект, на котором она сконцентрирована. Я могу слышать всех одновременно…

Мне стало холодно, как только я поняла, куда он клонит.

- А Алек может вывести из строя нас всех одновременно? – прошептала я.

- Да, - ответил он, - если он использует свой дар против нас всех, мы будем стоять слепые и глухие, пока они не подойдут ближе, чтобы убить нас, возможно, они просто спалят нас, не утруждая себя разрыванием на куски. Ну, мы, конечно, можем попытаться сражаться, но скорее мы покалечим друг друга, чем заденем хоть одного из них.

Несколько секунд мы шли молча.

В моей голове появилась идея. Не очень многообещающая, но все равно лучше, чем ничего.

- Как ты думаешь, Алек хороший боец? – спросила я, - помимо его способностей. Если он будет вынужден драться без помощи своего дара. Я думаю, если он когда-либо пытался…

Эдвард резко взглянул на меня.

- О чем ты думаешь?

Я смотрела прямо перед собой.

- Ну, вероятно, что он ничего не сможет сделать со мной, так ведь? Если его дар действует также как Аро, Джейн или твой. Может быть…если ему никогда не приходилось защищать себя…а я выучу пару приемов…

- Он уже несколько веков в клане Волтури, - прервал меня Эдвард, в его голосе промелькнула паника. Вероятно, он увидел ту же картинку, что видела я в своей голове: все Калены стоят беспомощными, бесчувственными изваяниями на поле битвы, все кроме меня. Я буду единственной способной сражаться.

- Да, ты, безусловно, имеешь иммунитет к его способностям, но ты все еще новообращенная, Белла. Я не смогу сделать из тебя такого же сильного бойца за несколько недель. Я уверен, что он тренировался.

- Может быть, а может быть и нет. Это единственное, что я могу, и что не могут все остальные. Даже если я смогу хотя бы отвлечь его на время…, - смогу ли я продержаться достаточно долго, чтобы дать остальным шанс?

- Пожалуйста, Белла, - проговорил Эдвард сквозь зубы, - давай не будем говорить об этом.

- Будь благоразумен.

- Я постараюсь научить тебя тому, что умею, но, пожалуйста, не заставляй меня думать о том, как ты жертвуешь собой ради отвлекающего маневра… - он хмыкнул и не стал заканчивать.

Я кивнула. Придержу пока свои планы при себе. Сначала Алек, а потом, если я каким-то чудом смогу его одолеть, Джейн. Если бы я только могла таким образом сравнять наши силы, устранив атакующее преимущество Волтури. Может быть, тогда появился бы шанс…Мои мысли понеслись дальше. Что если я действительно могла отвлечь или даже уничтожить их? Ведь на самом деле, зачем бы Алеку и Джейн понадобилось осваивать боевые искусства? Я не могла представить, что бы маленькая раздражительная Джейн отказалась от своего дара даже ради того, чтобы научится драться.

Если я смогу их убить, то это многое изменит.

- Я должна выучить все. Столько, сколько ты сможешь впихнуть в мою голову за месяц, - пробормотала я.

Он сделал вид, будто не услышал меня.

Так, кто же потом будет следующим? Мне, пожалуй, стоит иметь план действий на случай, если я буду еще жива после нападения на Алека. Для меня не должно быть никаких колебаний. Я попробовала думать в другом направлении, где мой закрытый разум мог бы сыграть мне на руку. Я не знала толком, что могут другие. Безусловно, бойцы вроде огромного Феликса были мне не по зубам. Я могла бы только постараться дать Эмметту возможность вступить в равный бой. Я мало что знала об остальной страже Волтури, не считая Деметрия…

Мое лицо даже не вздрогнуло, когда я вспомнила о Деметрии. Без сомнения, он - боец. Никак иначе он не выжил бы, всегда оказываясь на острие атаки. И он должен всегда быть первым, потому что он их ищейка – лучшая ищейка во всем мире, без сомнений. Если бы существовал хоть кто-то лучше, Волтури бы его уже обменяли. У Аро никогда не было второсортного окружения.

Если бы не было Деметрия, мы могли бы бежать. Ну, или остаться в живых. Моя дочь, это тепло в моих руках…кто-нибудь мог бы сбежать с ней. Джейкоб или Розали, если им удастся.

И…если бы не было Деметрия, то Элис и Джаспер были бы в безопасности навеки. Не это ли видела Элис? Что только эта часть нашей семьи сможет выжить? По крайней мере, хотя бы двое из нас. Могла ли я позавидовать ей в этом?

- Деметрий… - сказала я.

- Деметрий мой, - ответил Эдвард твердым и непроницаемым тоном. Я взглянула на него, выражение его лица было жестоким.

- Почему? – прошептала я.

Он не ответил мне сразу. Мы уже подошли к реке, когда он, наконец, пробормотал:

- Ради Элис. Только так я могу отблагодарить ее впервые за последние 50 лет.

Его мысли сходились с моими.

Я услышала, как тяжелые лапы Джейкоба топают по замерзшей земле. Почти тут же он поравнялся со мной, его темные глаза замерли на Ренесми.

Я кивнула ему и тут же вернулась к своим вопросам. Было так мало времени.

- Эдвард, как ты думаешь, почему Элис сказала расспросить Элеазара о Волтури? Он был недавно в Италии или что-то другое? Что он может знать?

- Элеазар знает все, что касается Волтури. Я забыл, что ты не знаешь. Он когда-то был одним из них.

Я невольно зашипела, Джейкоб зарычал рядом со мной.

- Что? – воскликнула я, вспоминая образ красивого темноволосого мужчины на нашей свадьбе, но одетого в пепельную мантию.

Лицо Эдварда смягчилось, он слегка улыбнулся.

- Элеазар очень обходительный человек. Он не всегда был доволен Волтури, но он уважал закон и необходимость его придерживаться. Он думал, что работает на большее благо. Он не открещивается от того времени. Но когда он встретил Кармен, он нашел свое место в мире. Они очень похожи, слишком милосердны для вампиров, - он улыбнулся снова, - они встретили Таню и ее сестер, и больше никогда не думали о возврате к прошлому. Они очень подходят этому стилю жизни. Если бы они не встретили Таню, то, я думаю, что они сами каким-нибудь образом пришли бы к мысли жить без человеческой крови.

Картинки в моей голове стали меня раздражать, они упорно не сходились в одну. Милосердный солдат клана Волтури?

Эдвард глянул на Джейкоба и ответил на молчаливый вопрос:

- Нет, можно сказать, что он не был одним из тех воинов. У него есть дар, который они сочли подходящим.

Джейкоб, видимо, задал ещё один уместный вопрос.

- У него инстинктивное чутье на одаренность других – на супер-возможности, которые имеют некоторые вампиры, - ответил ему Эдвард, - он мог дать Аро представление о возможностях вампира просто находясь рядом с ним или с ней. Это было удобно, когда Волтури ввязывались в драку. Он мог предупредить их, если кто-нибудь из противоборствующей группы обладал даром, который мог им чем-то навредить. Но это случалось редко. Волтури хватало навыков, чтобы быстро сравнять шансы. Чаще такое предупреждение позволяло Аро спасти кого-то, кто мог быть ему полезен. Дар Елеазара работает и с людьми, на расстоянии. Но ему приходится сосредоточиваться на каждом человеке, потому что потенциальная способность очень расплывчата. Аро просил его проверять людей, желавших к ним присоединиться, на случай наличия потенциала. Аро было жаль отпускать его.

- Они его отпустили? – спросила я, - вот так просто?

Улыбка Эдварда помрачнела и скривилась.

- Волтури не такие уж и злодеи, какими ты их себе нарисовала. Они основа нашего мира и цивилизации. Каждый член их охраны сам выбрал служение им. Это довольно престижно; они горды тем, что находится с ними, никто их не принуждает.

Я сердито уставилась в землю.

- Мы не преступники.

Джейкоб согласно фыркнул.

- Они этого не знают.

- Ты на самом деле думаешь, что мы сможешь остановить их и заставить выслушать?

Эдвард заколебался на секунду и пожал плечами.

- Если мы соберем достаточно друзей, вставших на нашу сторону. Может быть.

«Если». Я внезапно почувствовала срочность того, что мы должны были сделать сегодня. Мы с Эдвардом пошли быстрее, переходя на бег. Джейкоб не отставал.

- Таня уже скоро будет, - сказал Эдвард, - мы должны быть готовы.

Но как быть готовыми? Мы придумывали и передумывали, планировали и перепланировали. Показать Ренесми сразу? Или спрятать для начала? Джейкоба оставить внутри? Или снаружи? Он сказал своей стае остаться рядом, но быть невидимыми. Должен ли он сделать то же самое?

В итоге я, Ренесми и Джейкоб в своем человеческом облике, ждали в столовой, за углом от входной двери, сидя за большим полированном столом. Джейкоб позволил мне держать Ренесми, ему нужна была свобода, на случай необходимости быстрого перевоплощения. И хотя я была рада держать Ренесми на руках, это заставляло чувствовать себя бесполезной. Это напоминало мне, что в битве с опытными вампирами, я буду не более чем легкой мишенью. Мне не придется пускать руки в ход.

Я пыталась вспомнить Таню, Кейт, Кармен и Элеазара на свадьбе. Их лица неясными в моих смутных воспоминаниях. Я только помнила, что они были красивыми, две блондинки и брюнет с брюнеткой. Я не могла вспомнить была ли в их глазах хоть какая-нибудь доброта.

Эдвард неподвижно стоял у дальней стеклянной стены, уставившись на входную дверь. Казалось, что он не видит комнату перед собой.

Мы слушали, как по шоссе проезжают машины, ни одна из них не притормаживала.

Ренесми прижалась к моей шее, приложив ручку к моей щеке, но никаких образов не появлялось в моей голове. У нее не было подходящих описаний для ее чувств, что она сейчас испытывала.

- Что если я им не понравлюсь? – прошептала она, и все наши лица мигом обратились к ней.

- Конечно, они… - начал было Джейкоб, но я взглядом велела ему замолчать.

- Они не понимают кто ты такая, Ренесми, потому что никогда не встречали никого похожего, - говорила я ей, не желая врать и придумывать то, что не могло обернуться действительностью, - наша задача заставить их понять.

Она вздохнула, и в моей голове начали мелькать картинки: вампир, человек, оборотень.

Она никуда не вписывалась.

- Ты особенная, но это вовсе не плохо.

Она покачала головой, не соглашаясь. Она подумала о наших напряженных лицах и сказала.

- Это моя вина.

- Нет, - Эдвард, Джейкоб и я произнесли одновременно, но до того, как мы успели сказать что-то еще, мы услышали звук, которого ждали, замедление машины на шоссе, звук шин, съезжающих с асфальта на мягкую землю.

Эдвард обошел угол столовой и встал у двери. Ренесми спряталась в моих волосах. Джейкоб и я с отчаянием смотрели друг на друга через стол.

Машина быстро двигалась через лес, быстрее, чем, если бы ее вели Чарли или Сью. Мы услышали, как она въехала на лужайку и остановилась и крыльца. Четыре двери открылись и закрылись. Они молчали, пока не подошли к двери. Эдвард открыл им до того, как они постучали.

- Эдвард! – восторженно воскликнул женский голос.

- Привет, Таня. Кейт, Элеазар, Кармен.

Еще три тихих приветствия.

- Карлайл сказал, что ему нужно поговорить с нами прямо сейчас, - сказал первый голос - Таня. Я слышала, что они все еще снаружи. Я представляла себе Эдварда, стоящего в дверях, закрывающего проход.

- В чем дело? Проблемы с оборотнями?

Джейкоб повел глазами.

- Нет, - ответил Эдвард, - наше перемирие с оборотнями крепче, чем когда-либо.

Женщина усмехнулась.

- Ты нас впустишь? – спросила Таня, и тут же продолжила, не дожидаясь ответа, - где Карлайл?

- Карлайл был вынужден уйти.

В ответ - молчание.

- Что происходит, Эдвард? – требовательно спросила Таня.

- Дайте мне немного времени, чтобы определиться, - ответил он, - мне нужно кое-что объяснить вам, а это сложно, мне необходима ваша объективность, чтобы вы поняли.

- С Карлайлом все в порядке? – с тревогой спросил мужской голос. Элеазар.

- Никто из нас не в порядке, Элеазар, - ответил Эдвард и потом он коснулся чего-то, видимо, плеча Элеазара, - но физически Карлайл в порядке.

- Физически? – резко спросила Таня, - что это значит?

- Это значит, что вся моя семья в очень большой опасности. До того, как я все объясню. Я прошу вас об одолжении. Выслушайте меня, прежде чем отреагировать. Я умоляю вас, вы должны меня услышать.

Долгое молчание было ему ответом. В этой напряженной тишине мы с Джейкобом безмолвно смотрели друг на друга. Его губы побелели.

- Мы выслушаем – в конце концов, произнесла Таня, - сначала мы выслушаем, а потом будем судить.

- Спасибо, Таня, - горячо поблагодарил Эдвард, - мы бы не стали вас втягивать в это, если бы у нас был хоть какой-то другой выход.

Эдвард двинулся. Мы услышали четыре пары шагов, входящих через дверь.

Кто-то фыркнул.

- Я знала, что без оборотней здесь не обошлось, - пробормотала Таня.

- Да, и они на нашей стороне. Снова.

Напоминание заставило Таню замолчать.

- Где твоя Белла? – спросил один из женских голосов, - Как она?

- Она скоро к нам присоединится. С ней все хорошо, спасибо. Она удивительно легко справляется с последствиями бессмертия.

- Расскажи нам об угрозе, Эдвард, - тихо сказала Таня – мы выслушаем, и мы будем на вашей стороне, где и должны быть.

Эдвард глубоко вздохнул.

- Я хочу, чтобы вы сначала услышали кое-что сами. Слушайте, в другой комнате. Что вы слышите?

Сначала было тихо, а потом кто-то зашевелился.

- Сначала послушайте, пожалуйста, - сказал Эдвард.

- Определенно оборотень. Я слышу его сердце, - сказала Таня.

- Что еще? – спросил Эдвард.

Пауза.

- А что это за трепыхание? – спросила либо Кейт либо Кармен, - это что…какая-то птичка?

- Нет, но запомните то, что вы слышали. А теперь что вы чувствуете? Кроме запаха оборотня?

- Там человек? – прошептал Элеазар.

- Нет, - не согласилась Таня, - это не человеческий запах…но…похож на человеческий больше, чем на все остальные. Что это, Эдвард? Я не думаю, что когда-либо раньше встречала подобный запах.

- Да, ты никогда не встречала его, Таня. Пожалуйста, прошу вас, помните, что это что-то совершенно новое для вас. Отбросьте все ваши предубеждения.

- Я обещала, что выслушаю, Эдвард.

- Ну, тогда ладно. Белла? Принеси Ренесми, пожалуйста.

Было такое ощущение, будто ноги онемели, но я знала, что это все только в моей голове. Я заставила себя не пятиться, не медлить, как только встала на ноги, и пройти несколько маленьких шагов из угла. Жар тела Джейкоба пылал позади меня, пока он следовал за мной тенью.

Я сделала один большой шаг в комнату и замерла, не в силах двигаться вперед. Ренесми глубоко вдохнула и вынырнула из моих волос, ее маленькие плечики сжались, ожидая отпора.

Мне казалось, что я была готова к их реакции. Я была готова к обвинениям, к крикам, к шоковой неподвижности. Но Таня мигом скользнула на четыре шага назад, ее рыжеватые локоны мелко дрожали, будто у человека, столкнувшегося с ядовитой змеей. Кейт отскочила обратно к входной двери и распласталась там вдоль стены, шокированное шипение вырвалось сквозь ее сжатые зубы. Элеазар закрыл собой Кармен в оборонительной позе.

- Ох, да ладно вам! - заныл позади меня Джейкоб.

Эдвард обнял нас с Ренесми.

- Вы обещали выслушать, - напомнил он им.

- Некоторые вещи не обсуждаются, - воскликнула Таня, - как ты мог Эдвард? Ты разве не знаешь, что это значит?

- Нам надо убраться отсюда, - с испугом сказала Кейт, держась рукой за дверной косяк.

- Эдвард… - казалось, у Элеазара просто не было слов.

- Подождите, - сказал Эдвард, его голос стал жестче, - вспомните, что вы слышали, вспомните запах. Ренесми не та, за кого вы ее приняли.

- Никаких исключений из правила, Эдвард, - рявкнула Таня.

- Таня, - резко сказал Эдвард, - ты слышала ее сердцебиение! Остановить и подумай, что это значит.

- Ее сердцебиение? – прошептала Кармен, выглядывая из-за плеча Элеазара.

- Она не совсем вампир, - ответил Эдвард, обращая внимание на менее агрессивно настроенную Кармен, - она наполовину человек.

Четыре вампира уставились на него так, будто он говорил на неизвестном для них языке.

- Послушайте меня, - голос Эдварда изменился на убедительный мягкий бархатный тон, - Ренесми единственная в своем роде. Я ее отец. Не создатель, а биологический отец.

Таня качнула головой, всего одно крошечное движение. Казалось, это ее не убедило.

- Эдвард, ты не ожидаешь, что мы... – начал Элеазар.

- Скажи мне другое подходящее объяснение, Элеазар. Ты чувствуешь тепло ее тела в воздухе. Кровь бежит по ее венам, Элеазар. Ты чувствуешь ее запах.

- Как? – выдохнула Кейт.

- Белла ее биологическая мать, - ответил ей Эдвард, - она забеременела, выносила и родила Ренесми пока еще была человеком. Это почти убило ее. Я был вынужден вводить яд ей прямо в сердце, чтобы спасти ее.

- Никогда не слышал ничего подобного, - сказал Элеазар, его плечи все еще были напряжены, выражение было холодным.

- Физические отношения между вампиром и человеком редкость, - ответил Эдвард, и доля черного юмора появилась в его голосе, - а выживание человека от такого союза еще большая редкость. Не так ли, сестры?

Кейт и Таня хмуро глянули на него.

- Да, перестань, Элеазар. Конечно же, ты видишь разницу.

Это была Кармен, которая отреагировала на слова Эдварда. Она обошла Элеазара, игнорируя его предостерегающий жест, и, подойдя, встала прямо передо мной. Она осторожно наклонилась, вглядываясь в лицо Ренесми.

- У тебя мамины глаза, - сказала он тихим, спокойным голосом, - а лицо папино.

А потом, будто не могла себя сдержать, она улыбнулась Ренесми.

Ответная улыбка Ренесми была ослепительной. Она дотронулась до моего лица, не сводя глаз с Кармен.

Она показала мне лицо Кармен, спрашивая можно ли ей дотронуться.

- Не возражаешь, если Ренесми сама расскажет тебе о себе? – спросила я Кармен. Я была все еще очень напряжена, чтобы говорить громче шепота, - у нее есть дар для объяснения.

Кармен все еще улыбалась Ренесми.

- Ты можешь говорить, малышка?

- Да, - ответила Ренесми своим звенящим высоким сопрано. Вся семья Тани, за исключением Кармен, вздрогнула от звука ее голоса, - но я могу показать больше, чем сказать.

Она положила свою маленькую пухлую ручку на щеку Кармен.

Кармен дернулась будто ее пробило электрическим током. В ту же секунду Элеазар оказался рядом с ней, его руки на ее плечах в готовности тут же оттащить назад.

- Подожди, - не дыша, вымолвила Кармен, ее немигающие глаза замерли на Ренесми.

Ренесми «показывала» свое объяснение Кармен очень долго. Эдвард сосредоточенно смотрел вместе с Кармен, и я очень хотела видеть сейчас то, что видит он. Джейкоб нетерпеливо пошевелился позади меня, и я знала, что он хотел бы того же.

- Что Несси показывает ей? – ворчливо прошептал он.

- Все, - пробормотал Эдвард.

Прошла еще минута, и Ренесми убрала руку от лица Кармен. Она победоносно улыбалась замершему вампиру.

- Она на самом деле твоя дочь, не так ли? – выдохнула Кармен, переводя свои широко раскрытые глаза цвета топаза на Эдварда, - какой удивительный дар! Он мог прийти только от очень одаренного отца.

- Ты веришь в то, что она показала? – спросил напряженно Эдвард.

- Без сомнений, - просто ответила Кармен.

Лицо Элеазара было полно муки

- Кармен!

Кармен взяла его за руки и сжала их.

- Это кажется невозможным, но Эдвард сказал абсолютную правду. Пусть девочка покажет тебе.

Кармен подтолкнула его ближе ко мне и кивнула Ренесми.

- Покажи ему, моя милая.

Ренесми улыбнулась, явно удовлетворенная реакцией Кармен, и мягко коснулась лба Элеазара.

- Вот дьявол! – яростно бросил он и отскочил от нее.

- Что она сделала с тобой? – спросила Таня и осторожно подошла ближе, Кейт тоже скользнула вперед.

- Она хочет показать тебе все со своей стороны, - успокаивающе сказала ему Кармен.

Ренесми нетерпеливо нахмурилась.

- Смотри, пожалуйста, - скомандовала она Элеазару. Она вытянула руку вперед к нему и оставила несколько сантиметров между своей рукой и его лбом, ожидая.

Элеазар с подозрением смотрел на нее, а потом глянул на Кармен с призывом о помощь. Она ободряюще кивнула. Элеазар сделал глубокий вдох и, наконец, наклонился ближе, чтобы его лоб снова коснулся ее руки.

Он вздрогнул, когда это снова началось, но удержался на месте, его глаза были закрыты для концентрации.

- Ах, - вздохнул он, когда через несколько минут его глаза открылись, - я вижу.

Ренесми улыбнулась ему. Он заколебался, а потом улыбнулся ей в ответ мягкой беспомощной улыбкой.

- Элеазар? – спросила Таня.

- Это все правда, Таня. Это не бессмертный ребенок. Она наполовину человек. Давай. Посмотри сама.

В молчании Таня боязливо встала передо мной, потом пришла очередь Кейт, обе сначала испытали шок, когда их достиг первый образ от прикосновения Ренесми. Но потом, также как Кармен и Элеазар, они выглядели совершенно побежденными, когда все это закончилось.

Я мельком посмотрела на спокойное лицо Эдварда, гадая, неужели все это действительно может быть так просто. Его золотые глаза были ясны, в них не было ни капли тени, никакой лжи.

- Спасибо, что выслушали, - тихо сказал он.

- Но есть та смертельная опасность, о который ты предупредил нас, - сказала Таня, - понятно, что не напрямую от этого ребенка, но тогда значит от Волтури. Как они узнали о ней? Когда они будут здесь?

Меня не удивило то, как быстро она все поняла. Что могло стать угрозой для такой сильной семьи, как моя? Только Волтури.

- Когда Белла увидела Ирину в тот раз в горах, - объяснил Эдвард, - с ней была Ренесми.

Кейт зашипела, ее глаза стали совершенно круглыми.

- Ирина сделала это? С вами? С Карлайлом? Ирина?

- Нет, - прошептала Таня, - это кто-то другой…

- Элис видела, как она идет к ним, - ответил Эдвард.

Я гадала, заметил ли кто-нибудь еще, как он немного вздрогнул, когда произнес ее имя.

- Как она могла сделать подобное? – спросил Элеазар, ни к кому не обращаясь.

- Представьте, что вы увидели бы Ренесми на расстоянии. Если бы вы не стали ждать объяснений.

Глаза Тани стали жестокими.

- Не важно, что она могла подумать…Вы наша семья.

- Теперь мы уже ничего не можем поделать с выбором Ирины. Слишком поздно. Элис дала нам месяц.

Таня с Элеазаром удивленно наклонили головы, Кейт нахмурилась.

- Так много? – спросил Элеазар.

- Они идут все. Это требует подготовки.

Элеазар придушенно спросил.

- Вся охрана?

- Не только охрана, - ответил Эдвард, его челюсти сжались, - Аро, Кайус, Маркус. И даже жены.

Шок отразился в их глазах.

- Невозможно, - беспомощно произнес Элеазар.

- Два дня назад я бы сказал тоже самое, – произнес Эдвард.

Элеазар нахмурился. Когда он вновь заговорил, то это было похоже на рычание.

- Но это не имеет никакого смысла. Зачем им подвергать себя и своих жен опасности?

- Это не имеет смысла только с этой точки зрения. Элис сказала, что это более чем просто наказание за то, что мы якобы совершили. Она думала, что ты поможешь нам.

- Не только наказание? Но что может быть еще? – Элеазар начал ходить из стороны в сторону от двери и обратно, так будто он был один. Он хмурился, уставившись на пол.

- Где все остальные, Эдвард? Карлайл, Элис и другие? – спросила Таня.

Замешательство Эдварда было практически неуловимо. Он ответил только на часть ее вопроса.

- Ищут друзей, которые могут помочь нам.

Таня потянулась к нему, вытянув вперед руки.

- Эдвард, не имеет значения, сколько друзей вы соберете, мы не поможем помочь вам победить. Мы можем только умереть вместе с вами. Ты должен знать это. Конечно, возможно мы четверо заслуживаем это из-за того, что сделала с вами Ирина, и после того, как мы не поддержали вас в прошлой раз, ради ее спокойствия, поэтому… да, сейчас самое время.

Эдвард отрицательно покачал головой.

- Мы не просим вас биться и умереть вместе с нами, Таня. Ты знаешь, что Карлайл никогда не попросил бы об этом.

- Тогда что, Эдвард?

- Мы собираем свидетелей. Если только это поможет их задержать. Заставит их выслушать нас...

Он дотронулся до щечки Ренесми, она схватила его за руку и прижала к себе.

- Сложно сомневаться в правдивости нашей истории, когда видишь все своими глазами.

Таня медленно кивнула.

- Думаешь, ее прошлое будет иметь для них большое значение?

- Настолько, насколько это может определить её будущее. Ведь сама суть этого ограничения в том, что бы уберечь нас от разоблачения из-за поведения детей, контролировать которых невозможно.

- Я совсем не опасна, - вмешалась Ренесми. Я слушала ее высокое чистое сопрано будто со стороны, так как его, наверно, слышат другие. - Я никогда не причиняла вреда дедушке, или Сью, или Билли. Я люблю людей. И волко-людей, как мой Джейкоб, - она выпустила руку Эдварда и ухватилась за руку Джейкоба.

Таня и Кейт обменялись быстрым взглядом.

- Если бы Ирина пришла немного позже, - сказал Эдвард, - мы могли бы избежать всего этого. Ренесми невероятно быстро растет. По истечении месяца, она прибавит в своем развитии еще полгода.

- Что ж, это будет то, что мы, безусловно, сможем подтвердить, - сказала Кармен решительным голосом, - мы сможем подтвердить, что сами видели, кем она является. Как Волтури смогут игнорировать очевидное?

- Действительно, как? – пробормотал Элеазар, но он не поднял голову и продолжил ходить туда-сюда, будто ни на что не обращая внимания.

- Безусловно, мы скажем все, - сказал Таня, - Все, что узнали. Мы подумаем, что еще мы можем сделать для вас.

- Таня, – протестующее сказал Эдвард, увидев в ее мыслях то, что она не сказала вслух, - мы не ждем, что вы будете биться вместе с нами.

- Если Волтури не остановятся, мы не будем просто стоять в стороне, - возразила Таня, - конечно, я говорю только за себя.

Кейт фыркнула.

- Как ты можешь так во мне сомневаться, сестренка?

Таня в ответ широко улыбнулась.

- Это ведь будет чистой воды самоубийство.

Кейт ухмыльнулась ей в ответ, а потом равнодушно пожала плечами.

- Я в деле.

- Я тоже сделаю все, что смогу, чтобы защитить ребенка, - согласилась Кармен. А потом, будто не смогла устоять, она протянула руки к Ренесми.

- Могу я подержать тебя, прекрасная малышка?

Ренесми тут же потянулась к Кармен, радуясь своему новому другу. Кармен крепко обняла ее, бормоча что-то на испанском.

Это было тем же, что произошло с Чарли, а до того со всеми Калленами. Ренесми очаровывала, перед ней невозможно было устоять. Что же было в ней такого, что все покорялись ей, что были готовы идти на смерть, чтобы защитить ее?

В какой-то момент я подумала, что может быть все, что мы задумали, возможно. Может быть, Ренесми сделает невозможное и очарует наших врагов, также как очаровала друзей.

А потом я вспомнила, что Элис оставила нас, и моя надежда растаяла также быстро, как и появилась.


Глава тридцать первая

6422687700551376.html
6422822389152447.html
6422948619462912.html
6422978818828365.html
6423114017447675.html