Заключение - Сопровождение

Заключение - Сопровождение

Заключение
В этой книге мы постарались показать глубину проблемы села. Села как феномена, как части страны, без которой она не выживет. Село находится в депрессивном состоянии, и не выходило из него со времен шоковой терапии. Сейчас, когда на дворе мировой глобальный кризис, положение села станет еще более худшим, а хуже, собственно, уже и некуда.

Если мы не желаем в конце концов иметь социальный взрыв и полную анархию, которые приведут к распаду и поглощению страны, мы должны уже не думать, а действовать, имея реально работающую модель. Показать модель развития села через сопровождение и было задачей данной книги. Модель включает в себя механизм вовлечения населения в процессы самоуправления (решение вопросов местного значения), развитие сельской микроэкономики и культуры села.

На этом пути стоит много преград, выявить которые нам удалось в результате исследования. Самоуправление в селах, где нет налоговой базы, и соответственно, средств на решение вопросов местного значения, даже при условии сопровождения обречено на провал. Мы были успешны, поскольку скрепляли свои предложения и услуги грантовыми средствами от зарубежных благотворителей (Агентство США по Международному Развитию, Фонд Форда). Нам также удалось привлечь в сопровождаемые села средства бюджетов шести из восьми муниципальных районов, но мы не смогли пока привлечь средства краевых бюджетов. В Хабаровском крае через Совет по взаимодействию с НКО при Правительстве края нам удалось привлечь внимание высших должностных лиц к проблеме села и показать эффективность целевого субсидирования сел при сопровождении профессиональной некоммерческой организации. Ведется разработка краевого закона о финансировании НКО, который даст соответствующие расходные обязательства, а также позволит полноценно реализовывать права граждан на самоуправление. Возможно, что в 2009 году предлагаемая нами концепция сопровождения села станет краевой программой и получит требуемое финансирование. В таком случае, модель будет востребована, услуга сопровождения обретет устойчивость, а развитие сел станет системным и опирающимся на потенциал активного населения.

На пути развития сельской микроэкономики также хватает преград. Усилиями многочисленных надзоров, осуществляющих по большей части карательные функции, административные барьеры стали для мелких производителей фактически непреодолимыми. Содействие сопровождающей организации, помощь муниципалитетов и даже соответствующих краевых ведомств в структуре краевых органов власти не перевешивают чаши, на которой лежат полномочия надзоров. Эти полномочия безусловно должны быть переданы на региональный уровень, а барьеры кардинально пересмотрены в сторону сокращения. Надзорам, кроме функций разрешения и наказания, должны быть вменены обязанности содействия мелким и средним производителям. В таком случае регионы, отчитываясь по показателям согласно президентского указа № 825 (2007 г.), будут в состоянии полностью отвечать за рост численности сельхозпроизводителей.

Регионы и муницпалитеты, которым поставлена задача работы на результат, не могут теперь не работать в программно-проектном поле, которое и дает этот самый результат. Но одна сторона – поставить задачу, другая – добиться ее выполнения. Органы власти и местного самоуправления под прессом выдадут какие угодно программы, но это будут шаблонные ни к чему не обязывающие мероприятия. В первую очередь муниципальный уровень нуждается в обучении проектной деятельности, и эта проектная деятельности может опираться только на население, вовлеченное в самоуправление, развитие микроэкономики и культуры. Без сопровождающей организации, владеющей технологиями проектно-сервисной деятельности, такое вовлечение, силами самих муниципалитетов, редкий раритет, выпадающий случай из общей теории. Если нужно получить тенденцию, кроме профессионального сопровождения некоммерческой организации мы вообще не видим иной возможности.

Кризис ставит села под угрозу тотального уничтожения, но еще скорее вымрут так называемые малые города. Уже давным-давно лишенные инфраструктурных предприятий, они превратились в города-призраки, с зияющими провалами окон брошенных многоэтажек. Единственный выход – содействие переселению населения, желающего получить работу и нормальные условия жизни, в сельскую местность. Но не в сами села, где и так работы нет, а в создаваемые на брошенных полях коттеджные поселки. В первую очередь стоит сделать предложение таким семьям, где есть мужчины и женщины, владеющие строительными специальностями, которые смогут самостоятельно, получив бесплатные материалы и проекты, выстроить себе коттеджи. Уже в процессе строительства они создадут коллективные предприятия. Затем, получив стартовый капитал и оформив в многолетний лизинг сельхозтехнику, семена и удобрения, они смогут открыть свое собственное коллективное сельхозпроизводство. Коттеджные поселки должны пройти через интеграцию, и какие-то могут заниматься животноводством, другие кормами, третьи – дикоросами и переработкой. Получив замкнутый устойчивый цикл (от грядки до банки) и обеспечив выход на рынки через муниципальные (см. выше), частные и акционерные торговые сети, они смогут обеспечить продовольствием как свои интегрированные поселки, так и местный рынок.

Данное направление вложения средств можно рассматривать и как определенное спасение финансовой системы. Сейчас она терпит определенный урон вследствие падения цен на сырье. Однако, этот урон был компенсирован в свое время тем, что большая часть сырьевой ренты переводилась в Стабфонд. Теперь Стабфонд активно потрошится, из него идет накачка банковской системы, из которой в начале кризиса изъяли свои вклады не-резиденты. Полагают, что если у банков забрали деньги иностранные вкладчики, а взамен они получили средства из Стабфонда, то все будет отлично, и никаких изменений не будет. Однако, Стабфонд был средством изъятия спекулятивных средств нефтяного «пузыря», стоимость которого была несообразна с расценками за баррель. Соответственно, коли эти средства выкинуты на рынок, они становятся причиной инфляции. Ведь будь наш рынок закрытым, то действительно ничего бы не случилось, но он открыт, подавляющая масса товаров имеет заграничное происхождение. Плюс, ростовщическая сущность банков берет свое, и они попросту спекулируют халявными деньгами. Кредиты стали дорогими еще и за счет повышения ставки рефинансирования, чем государство пытается ограничить кредитную эмиссию, а за ней инфляцию. Производство, и так вьющееся вокруг сырьевой сферы, входит в стагнацию, а вперед него в кризисный тупик бежит торговля, которая всегда сидела на кредитах. Зато нарастает вывоз капиталов из страны.

Если следующим пузырем лопнет рынок жилья, то государству не останется ничего, как отпустить банки на банкротство; за ними сгорят и средства Стабфонда. Однако, государство должно будет накачивать экономику новыми финансами, и уже напрямую. Во времена Великой депрессии это делалось за счет прямого финансирования общественных работ. Сейчас, к примеру, правительство пошло по пути увеличения пособий по безработице. Однако, те 4,5 тысячи рублей, которые пообещали безработным – финишный флажок для государственных сельхозпредприятий, а за ними и для сел. Потому что работяги на ГСП получают по 2-3 тысячи в месяц за работу, а теперь им предлагают получать 4,5 тысячи за то, что они не будут работать. Даже если процесс выхода в безработные можно будет сдерживать, представьте состояние людей, которым платят крохи, а их неработающие соседи получают вдвое больше. Сельхозрабочие просто сядут и будут сидеть, пока их не выгонят на пособие.

Мы предлагаем большой фронт общественных работ, который можно финансировать напрямую. Во всяком случае, этот фронт даст реальный продукт, в то время как толку от безработных, даже если их задействовать на общественных работах, мало. Более того, на нашем фронте будет создан дорогой добавочный продукт, так как за него не нужно будет платить коммерческую стоимость. Людям, которые решат перебраться на землю из малых городов, будет нужен небольшой стартовый ресурс, а эффективность распоряжения им смогут обеспечить сопровождающие организации. Селянам, которые будут без оплаты создавать свои рабочие места, будет нужен даже меньший стартовый капитал, нежели бывшим горожанам, так как у них уже есть дома и приусадебные участки, либо личные подсобные хозяйства.

В результате же мы все получим определенное решение проблемы малых городов, если скачок криминала во время переходного периода будет эффективно сдерживать милиция. Также начнет решаться проблема занятости людей в селах, а это налогооблагаемая база, которая обеспечит работу муниципальных администраций.

Вместе с мерами по развитию сельской культуры, мероприятиями по восстановлению сельской социальной сферы данная схема позволит в короткое время обеспечить те регионы, в которых она будет реализовываться, собственной сельскохозяйственной продукцией первой необходимости. Не в последнюю очередь нужно упомянуть об оптимизации бюджетных расходов на решение вопросов местного значения: население, нацеленное на самостоятельное управление своими поселениями, будет определенной частью самостоятельно и решать местные проблемы, за гораздо меньшие средства.

Косвенным результатом также станет развитие некоммерческого сектора на муниципальном уровне, а также нацеливание проектно-сервисных региональных НКО, скатывающихся в ни за что не отвечающее экспертное сообщество, на практический характер деятельности.

Предложенная модель – не из легких путей. Но то, что такие модели в упрощенном виде уже существовали, в том числе в дореволюционной России, внушает оптимизм и веру в успех. Потому как сейчас и условия можно создать более оптимальные, и население не отличается крестьянской забитостью, и активисты имеют возможность объединения в гражданские организации, и уровень цивилизации на много порядков выше: связь, технологии, транспорт и т.д. Таким образом, то, чего ранее добивались на протяжении полувека, сейчас можно получить за гораздо более короткие сроки.


6364344370040786.html
6364401551723658.html
6364542368560616.html
6364632019398614.html
6364700727875446.html